65e40043     

Нестеренко Юрий - Сборник Рассказов



НЕСТЕРЕНКО ЮРИЙ
РАССКАЗЫ
ДОМ
ИСКУШЕНИЕ
СОСЛАГАТЕЛЬНОЕ НАКЛОНЕНИЕ
СПАСИТЕЛИ
ПРИНЕСЕННЫЕ В ЖЕРТВУ
ДИКАРИ
ВОПЛОЩЕНИЕ МЕЧТЫ
ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ
АЛЬТРУИСТЫ
ТУПИКОВАЯ ВЕТВЬ
БОЛЕЗНЬ КАРЕЛА НОВАКА
КАМЕРА СМЕРТНИКОВ
МОНОЛОГ
ДРУГАЯ ЖИЗНЬ
НАМЕСТНИК ИМПЕРАТОРА
К ВОПРОСУ ОБ ОДИНОЧЕСТВЕ ВО ВСЕЛЕННОЙ
ЭНТРОПИЯ
ДОМ
- Мосье, к вам мосье де Монтре.
Жак Дюбуа брезгливо поморщился.
- Скажите, что я не могу его принять.
Однако посетитель, решительно отодвинув слугу, уже входил в кабинет.
Тонкие черты породистого лица, безупречный костюм, еле уловимый запах
дорогого лосьона - все в вошедшем говорило о принадлежности к старинному
дворянскому роду, не имеющему ничего общего с наскоро купленными
баронствами нуворишей; такие манеры формируются столетиями. Даже и теперь
де Монтре держался с достоинством, мало вязавшимся с целью его визита.
- Если вы пришли просить об отсрочке, граф, то напрасно теряете
время, - сказал Дюбуа. - Срок ваших закладных истек, деньги вами не
внесены, и дом становится моим по праву.
- Никто не оспаривает ваших прав, мосье, - ответил де Монтре, - я
лишь прошу вас войти в мое положение. Мои предки жили в этом доме на
протяжении трех столетий. Я понимаю ваше желание приобрести старинный
особняк; вы достаточно богаты, чтобы сделать это. Но ведь, помимо моей
усадьбы, существуют и другие...
- Мне нравится именно ваша, и покончим с этим.
- Мосье Дюбуа, я ведь не прошу вас аннулировать долговые
обязательства. Вы получите свои деньги, но чуть позже, как только мои
обстоятельства поправятся...
- Ваши обстоятельства никогда не поправятся, и если вы сами это не
понимаете, то вы еще больший глупец, чем я думал.
- Как вы смеете говорить со мной в таком тоне!
- Смею, мосье Арман Филипп граф де Монтре, еще как смею! Я, жалкий
ничтожный плебей, предков которого ваши предки могли просто ради забавы
травить собаками, теперь говорю с вами так, как мне вздумается, и вы
будете меня слушать! Вы правили Францией на протяжении столетий,
проигрывали от скуки огромные состояния, устраивали оргии, достойные
Калигулы, вам принадлежало все - власть, почет, женщины - но теперь ваше
время кончилось! Вы бездарно спустили капиталы, награбленные вашими
предками в крестовых походах и междоусобных войнах, отнятые у тех, кто всю
жизнь добывал свой хлеб в поте лица - и теперь власть перешла к тем, кто
ее действительно достоин. Третье сословие - это все, слышали такой лозунг?
В своей аристократической спеси вы не пожелали ударить палец о палец,
чтобы спасти положение; вы презирали коммерцию - ну конечно, торговать
куда менее достойно, чем насиловать крестьянок. Посмотрите на себя, граф
де Монтре! Даже теперь, дойдя до полного разорения, вы тратите последние
деньги на дорогие костюмы и лосьоны! Нет, я не испытываю ни малейших
угрызений совести, отнимая у вас дом. Я получаю его по справедливости,
приобретаю на деньги, которые честно заработал, а не унаследовал от
придворного лизоблюда или разбойника в доспехах.
Лицо графа побледнело, рука стиснула набалдашник трости, однако де
Монтре совладал с собой. Он резко повернулся и направился к двери. На
пороге он остановился и произнес почти безучастно:
- Вам не будет покоя в моем доме. Ни вам, ни вашей шлюхе, - после
чего стремительно вышел.
"Шлюха, - усмехнулся про себя Дюбуа, - ну и что, что шлюха? Можно
подумать, что его аристократки - непорочные девы. Во всей истории Франции
была только одна девственница, да и ту сожгли на костре..." - Дюбуа
полагал, что по части остр



Содержание раздела