65e40043     

Нестеров Михаил - Марковцев 3 (Легионеры)



МИХАИЛ НЕСТЕРОВ
ЛЕГИОНЕРЫ
«МАРКОВЦЕВ 3»
Все события и персонажа — плод авторского воображения Высказанные в книге взгляды не следует рассматривать как враждебное отношение автора к религии, национальностям, личностям и к любым организациям, включая частные, государственные и общественные.
Лучше всего дорогу к стаду знают волки.
ПРОЛОГ
КАПКАН
1
Чечня, Шалинский район, декабрь 1996 года
Раннее утро. Холод снаружи и тепло внутри машины создавали неприятную атмосферу сырости. Во всяком случае, так казалось подполковнику Федеральной службы безопасности Николаю Гришину. Он пощупал лоб — холодный. Но офицера слегка знобило.

Может, еще и оттого, что машина предположительно находилась под прицелом чеченских снайперов. Визуально Николай определил пару точек на местности, где могли укрыться боевые группы бандитов. Обычный состав — снайпер, гранатометчик и два его помощника, два-три стрелка.

Любое движение или неосторожный жест чеченцы могли расценить как провокацию. «Щелкунчики» умели класть пулю туда, куда надо. Они часто использовали не только мелкокалиберные винтовки, но и оружие расчетного обслуживания: снайперские винтовки «Взломщик» калибра 12,7 миллиметра.
«Пощелкают, и от головы ничего не останется», — нервничал Гришин, посматривая из окна и глубоко затягиваясь сигаретой; за двадцать минут это была третья.
Подполковник был старшим в группе, прибывшей на двух темно-зеленых
«УАЗах» и насчитывающей двадцать бойцов из роты особого назначения. Спецназовцы вышли из машин и рассредоточились, насколько позволяла местность. А она на этом участке — Чечен-Аул — Старые Атаги — ограничивала возможности для скрытого маневра, группа Гришина была у боевиков как на ладони.
В 1995 году здесь были сосредоточены главные силы боевиков, «центр активного противостояния федеральным войскам», шалинскую группировку взял под свое командование лично Аслан Масхадов. И, разумеется, бандиты чувствовали себя как дома, используя в качестве преград реки, каналы, господствующие высоты.
А сейчас, в эти декабрьские дни, российские войска спешно покидали
Чеченскую республику. «Но война не закончена, она продолжается», — думал офицер
ФСБ, впервые попавший в «горячую точку». Части федеральной группировки оставляли здесь то, за что год назад шла рубка не на жизнь, а на смерть. Больше полутора тысяч чеченских боевиков, танки, артиллерия, реактивные установки плюс помощь из Веденского района и близлежащих населенных пунктов, где были сосредоточены мобильные отряды «духов» общей численностью в пятьсот «штыков».
Тогда здесь хорошо поработала наша авиация, точными ударами с воздуха уничтожая опорные пункты, коих насчитывалось больше пятидесяти, склады вооружения и боеприпасов, бронетехнику, автомобили, живую силу противника. И по сей день видна кое-где работа русских асов.
А Николай Гришин до сей поры не мог понять, почему выбор пал именно на него, начальника направления 1-го отдела УБТ.* «Что я, крайний по борьбе с терроризмом в Чечне? — продолжал нервничать офицер. — Или единственный и неповторимый в своем роде?» И злился еще больше, поскольку в данное время он готовился не бороться с терроризмом, а поощрять преступный бизнес. «Дипломат» черного цвета, который подполковник держал на коленях, был доверху набит стодолларовыми купюрами — выкуп за заложника, полковника милиции Виталия
Дроновского.
* Управление ФСК — ФСБ по борьбе с терроризмом.
Дроновский попал в плен три месяца назад, а шумиха вокруг него разгорелась такая, что, по мнению начальника УБТ, благослови



Содержание раздела